MENU
Главная » 2021 » Май » 24 » ЛЮДИ КОЛХОЗНЫХ ПОЛЕЙ
10:45
ЛЮДИ КОЛХОЗНЫХ ПОЛЕЙ
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Из Старо-Бешево уехали учиться в разные города сорок пять парней и девушек. Они учились на металлургов, химиков, строителей, агрономов, врачей, учителей. А я? Что ни день, то все больше крепло мое желание стать трактористкой. Знал бы кто, как я люблю землю! От отца унаследовала я высокое призвание к земледелию. Отец, как и до него дед и прадед, сохой ковырял землю. При советской власти в деревне появилась наука. В деревню пришел агроном. А главное, появился трактор. Я мечтала осуществить на колхозной земле то, чего не мог мой отец: глубоко перепахать землю и дать любимой Родине много хлеба.
Однажды отец сказал:
—Благодари, Паша, Ивана Михайловича. Убедил он меня не становиться тебе поперек дороги. Ну и человек, этот Куров! Кабы все такие были...
Вот радость-то! Я не верила собственным ушам, но отец, помолчав с минуту, точно прислушиваясь к чему-то в себе, негромко и вдумчиво сказал:
—Правда на твоей стороне, Паша. Но смотри, влезай, как говорят, в душу трактора, чтоб пахать землю не шаляй-валяй, — и он усмехнулся. – Поняла меня?
—Поняла, батя. Все силы положу.
Вскоре я поступила на курсы трактористов. Зимой училась в школе механизаторов, а в летнюю пору работала прицепщицей. Я уже была близка к цели. Иван тоже изменил ко мне свое отношение и толком от других иногда доверял мне управлять трактором.
Так было и в этот весенний солнечный день. Гул двух работающих тракторов плыл по степи. Я сидела за рулем. Мой брат Иван, одетый в синюю спецовку, бежал за мной, размахивая руками.
—Хорошо, Паша! Ай да молодчина! — пересиливая шум, кричал он. — Так держи...
Совсем рядом остановил свой трактор Василий.
—Зря торопишься, Паша, — сказал он, усмехаясь, — все равно далеко не уедешь. Для баловства доверили тебе трактор... Ничего из твоей затеи не выйдет.
Я на мгновение приглушила мотор. Иван взглянул на Василия, потом — на меня, и прищурил глаза, скрывая усмешку; я тоже смотрела на Василия, и ему стало неловко. Он отвернулся.
—Выйдет, Василий! — сказал брат. — Мы на своей земле крепкие: покуда стоим на ней — нас никому не сдвинуть. — Голубые глаза Ивана улыбались.— Не хуже, а лучше тебя ведет Паша трактор.
Василий быстро соскочил с трактора, что-то крикнули убежал.
Я включила мотор. За трактором ровными слоями ложился чернозем.
—Паша, а, Паша! — услышала я голос Ивана. — Поработала, хватит. Пора и честь знать.
—Ой, нет, Иван! Позволь еще чуточку...
Птицы носились над нами. Ветер свистел в ушах и любо мне было вслушиваться в рокот мотора.
Вдруг мне показалось, что кто-то кричит. Я обернулась и увидела бригадира тракторного отряда Владимира Скрипниченко. Он бежал, чуть прихрамывая и, угрожающе размахивая руками, кричал:
—Слезай с трактора!
Я приглушила мотор.
—Не сойду!
—Смотри! — окинул меня суровым, полным недоверия взглядом Скрипниченко. — Не смей больше прикасаться к трактору!
—А если посмею?! — с вызовом ответила я.
—Ты чего молчишь, Иван! — обратился Скрипниченко к брату.
—Думаю, товарищ Скрипниченко, — не сразу ответил Иван.
—А о чем же, если не секрет?
—О том, что Паша — молодец! Хорошо ведет трактор, я даже и не подозревал. Ну что, доверим ей машину?
—Пустое мелешь,— грубо ответил Скрипниченко.
—Э, врешь, дружище! Поведет Паша трактор за мое почтение,— весело проговорил Иван.
И в этот момент, как из-под земли, выросла толпа. От нее отделилась Марфа Васильевна, женщина лет пятидесяти пяти.
—Надо гнать Пашу с трактора, не то оголится колхоз,— кричала она, размахивая руками.— Где же это видано, чтоб добрые хозяева доверяли какой-то сумасбродной девчонке трактор? Ой, свет перевернулся.
—Стыдилась бы, девка! — бросил кто-то из стариков.
Иван быстро вскочил на трактор. Я застыла, не выпуская из рук руля: я как бы боролась за место на тракторе.
—Чего там, Иван! Гони ее — и никаких! — поддразнивал Василий.
—Ты-то на рожон не лезь. Отстань! — багровея, крикнул Иван.
—А то что будет? — изумился Василий.
—Я и взбучку могу дать! — пригрозил Иван.
Василий покраснел и замолчал, поджав губы.
Я поднялась, уступила брату место за рулем и крепко его обняла.
—Эх ты, родненькая моя! — прильнув ко мне щекой, заговорил брат.— Все будет хорошо. А с Василием мы еще повоюем.
Иван повел трактор вперед. Толпа постепенно растаяла. Я направилась в деревню.
—Паша! немного погодя окликнул меня Василий.— Постой, не торопись. Хочу с тобой поговорить по душам.
Я, даже не взглянув на него, продолжала свой путь. Налетевший ветер сорвал с головы косынку. Василий подхватил ее и бросился за мной вдогонку:
—Паша!
Я остановилась. Все, что затеял против меня Василий, породило во мне неприязненное чувство к нему.
—Не сердись. Я тебе по-прежнему лучший друг,— тихо сказал Василий.
Я молчала.
—Ну, что я тебе такого сделал, а? — обиженно спросил он и опустил глаза под моим суровым взглядом.— Пойми, я просто не хочу, чтобы ты работала на тракторе. Не для тебя эта работа. Со временем сама поймешь, что я был прав. Верь мне...
—Не верю,— ответила я.— Разве друг может так поступить? Я тебя отныне просто ненавижу...
—Опомнись! — воскликнул он.— Ты не смеешь так... Ведь я о тебе же беспокоюсь!..
—Отстань, Василий! Надоел ты мне,— сказала я ему.— Поговорим в другой раз.
—Вот как! — возбужденно крикнул он.— Послушай, Паша...
—Не желаю. Ты бы, Василек, пошел лучше к своему трактору,— предложила я ему,— Нельзя же так... Трактор стоит, в поле тихо.
—И то верно! — ответил Василий и, повернувшись, быстро побежал к трактору.
Я пошла дальше, подставляя ветру разгоряченное лицо и с наслаждением вслушиваясь в веселое щебетанье птиц. Солнце поднималось все выше. Ветер покачивал придорожные деревья.
Я тихо открыла дверь и вошла в дом. Мать сидела у стола, штопая носки, а отец в соседней комнате читал вслух «Правду».
Услышав шаги, мать обернулась и ласково посмотрела на меня. Я весело рассмеялась.
—Ты что смеешься? — спросила мать.
—Так, весело!
—Думаешь, я старая и неграмотная, а поэтому хорошее не понимаю? Не так это! Радуют меня твои дела,— неожиданно для меня сказала она.
—Славная вы моя, мамуся!
—Ой, боже ж мой — вдруг заторопилась она, поднимаясь со стула. — Пришла, небось, голодная, а у меня обед не готов.
Я прошла к себе в комнату. Вдруг вошел отец; он как-то странно всхлипнул, не то смеясь, не то плача.
—Что с вами, батя? — испугалась я.
—Я видел,— сказал он дрожащим голосом,— видел, как ты управляешь трактором...
—Плохо еще, батя,— ответила я, робея, — но надеюсь в будущем вести трактор лучше.
—Нет,— возразил отец, и в глазах его вспыхнули искры,— очень, очень даже хорошо ведешь трактор!
Отец произнес дорогие моему сердцу слова, те самые слова, которые мне больше всего хотелось услышать. Я подошла к нему, обняла его и почему-то заплакала.
—А уж это трактористу не к лицу,— ласково произнес отец.— С трактора тебе не уйти. Обидно будет, ежели вздумаешь от своего отступиться. Сумей, доченька, отстоять свою правоту!
—А Василий вот злится...
—Никого не слушай,— отозвался отец.— Хорошее, верное дело делаешь!
Мать, стоявшая тут же, не вмешивалась в наш разговор, но, увидев мои слезы, тоже прослезилась.
—Брось, Федоровна, не люблю я этого! — обернувшись к ней, строго сказал отец.— В последний раз прошу — тише!
—Может, и не зря воспротивился Василий-то,— прошептала мать.— Парень он грамотный, понимает...
—Зря, милушка моя,— твердо возразил отец, но губы у него дрогнули.— Говорю тебе: дочери нашей от трактора не уйти.
Мать утвердительно кивнула головой, посмотрела на отца и расцвела вдруг горделивой улыбкой.
—Ой, батя, ой, маменька... сказала я и обняла их.— Как же мне с вами хорошо! Вы у меня самые дорогие на свете!
Просмотров: 26 | Рейтинг: 0.0/0

uCoz