MENU
Главная » 2022 » Январь » 14 » ЛИСТАЯ СТАРЫЕ СТРАНИЦЫ
11:04
ЛИСТАЯ СТАРЫЕ СТРАНИЦЫ
ЭТО БЫЛО В КОМСОМОЛЬСКОМ
«Оккупировав Старобешевский район, гитлеровцы устроили в 1942 году на окраине нынешнего города Комсомольское, в посёлке Чкалова, концентрационный лагерь для русских военнопленных, где зверски замучили, расстреляли и заживо погребли 6657 человек. Сегодня мы публикуем корреспонденцию читателя и общественного корреспондента газеты П.С.КНЫШОВА, который в своё время, как член районной чрезвычайной комиссии, принимал участие в расследовании преступлений немецко – фашистских захватчиков, совершенным ими в Комсомольском.
На окраине города Комсомольское, на том месте, где река Кальмиус разделяет Чкаловский посёлок и корпуса дробильно-обогатительной фабрики Каракубского рудоуправления, высится памятник-обелиск, воздвигнутый над могилами Неизвестных Солдат. В весеннее –летнюю пору здесь шумят молодой листвой деревца, посаженные вокруг массивной ограды, пёстро распускаются цветочные клумбы. И кто бы ни проходил мимо памятника, останавливается на минуту-другую, обнажает олову, принося дань народного почтения тем, кто спи в братских могилах.
С чугунных плит, укреплённых на обелиске, глядят на прохожего литые слова: «Мы не забудем!» «Вечная память и слав сыновьям нашей Родины, безвременно погибших от рук немецких разбойников».
… Шел 1944 год. Комиссия, в которую входил и я, вела тщательное злодеяний оккупантов. Мы участвовали в раскопках ям-рвов, в которых были погребены умерщвленные военнопленные; беседовали с узниками лагеря смерти, чудом оставшимися в живых; слушали рассказы свидетелей – очевидцев, знакомились с уцелевшими документами.
Вот что рассказывал бывший узник этого лагеря член партийной организации Каракубского рудоуправления Никита Кондратенко:
- В лагерь я попал по доносу труса и предателя Чернышова. Как коммуниста, эсесовцы бросили меня в так называемый «блок комиссаров, коммунистов и евреев». Изощрённые пытки применяли гестаповцы и полицаи по отношению к тем, кто попадал в этот блок. По приказу лагерь-фюрера эсесовца Густава Книттлера нас после того, как раздавался душераздирающий звон подвешенного куска рельса, в час-два ночи выталкивали из блока; мы выстраивались на площадке, названной «оппель-плац», и подолгу стояли на трескучем морозе в ожидании чего-то неизвестного и страшного… кроме этого, для нас устраивалась такая «зарядка»: по 20-30 человек узников впрягали в обыкновенные сани , на них взваливались полицаи и под улюлюканье фашистов хлестали нас длинными бичами, принуждая нас катать их по бесснежной, каменистой земле. Как-то оккупанты сделали попытку восстановить дробильно – обогатительную фабрику.
- Каждое утро, - рассказывала очевидец В.Зуева, - из ворот лагеря, обнесённого рядами колючей проволоки, конвоиры выводили длинную колонну военнопленных и вели их к фабрике. Измученные, полуодетые и полуразутые люди не могли ни ходить, ни работать. По пути туда и обратно гитлеровцы десятками пристреливали таких, которые падали на дорогу и не могли больше подняться. На территории же фабрики обессилевших военнопленных палачи сталкивали в глубокие котлованы, откуда потом подолгу доносились крики и стоны умирающих…
Режим в лагере был неслыханно жестоким и бесчеловечным. Попавшие туда военнопленные страдали от суровых холодов, голода, болезней, пыток и издевательств. Кормили их раз в день, выдавая по пол литра баланды из гнилого картофеля.
Существовала при лагере так называемая «тоден-команда» - команда смертников. Эта команда буквально не успевала закапывать убитых.
При раскопке могил было обнаружено письмо, написанное карандашом и сложенное в конверт-треугольник. Кому оно адресовано-неизвестно. Известно только, что писал его Иван Пономаренко, состоявший в «тоден-команде». Вот оно, это письмо:
«…я из станицы Крымской. Здесь был Гриша Плющ. – ты его помнишь? Теперь уже нет его…Я вёз его к могиле - полуживого, с простреленной грудью. Но я не мог бросить его живым в могилу, потому что в ней волной двигалась земля от заживо брошенных туда товарищей. Да пусть простят меня люди: я, закрыв глаза, сам прикончил Гришу, чтобы больше не мучился…».
Так свидетельствовали живые и мёртвые о кровавых преступлениях гитлеровских палачей.
Но несмотря на зверства и пытки, применяемых оккупантами, советские военнопленные оставались до конца преданными своей Родине, стойкими и мужественными. Очевидцы рассказывают о том, с какой ненавистью и презрением к чужеземному врагу принял смерть политрук Советской Армии по имени Виктор, фамилия которого осталась неизвестной.
Виктор, выведенный на «опель-плац», перед лицом товарищей по оружию, отверг подлое предложение лагерного начальника, не покорился врагу, и умирая под дулом пистолета, твёрдо бросил в лицо убийцам:
- Я, советский человек, проклинаю вас, презренных фашистов! Вам не удастся замести свои кровавые следы. Люди никогда не забудут и не простят того, что вы совершили на земле. Смерть фашизму! Да здравствует Советская Родина!..
Люди не забывают жертв войны. К памятнику – обелиску, заботливо воздвигнутому над Кальмиусом, на окроплённой кровью земле, не зарастает народная тропа, у его подножья всегда – букеты и венки цветов. Люди никогда не простят чудовищных злодеяний против человечности и единодушно требуют возмездия фашистским военным преступникам. П.КНЫШОВ газета «Новая жизнь» 13 февраля 1965 года.
Статья П.Кнышова «это было в Комсомольском» была опубликована на страницах районной газеты «Новая жизнь» 13 февраля 1965 года. С тех пор минули десятилетия. В 1968 году на месте старого памятника был возведён мемориал. В центре мемориала – скульптура скорбящей женщины, олицетворяющую Родину – мать. Над скульптурой высится 38 метровый монумент с высеченными на нём словами: «Перед мужеством их будут вечно знамёна склонять народ и Родина-мать!»
Как показало следствие, в декабре 1941 года из-под Ростова на Дону под Комсомольское пригнали 8 тысяч пленных советских солдат и офицеров. В каждом бараке находилось такое количество людей, что они не могли не только лежать, но и сидеть, все стояли, тесно прижавшись друг к другу. В первую неделю людей вообще не кормили, а позже стали выдавать баланду из проса и воды из расчета один котелок на 5 человек. Питьевую воду не давали, военнопленным приходилось слизывать с земли снег. Среди пленных свирепствовал тиф – десятки людей умирали ежедневно от пыток, болезней, голода, фашистских пуль. Организаторами этих зверств были гестаповцы: заместитель коменданта лагеря фельдфебель Кейн Фрид, переводчик Данкин Фрид, и их приспешники из числа местных полицаев – переводчик Федоркин, заместитель начальника лагерной полиции Мостовой, начальник полиции с. Большая КаракубаМавродий и полицай Шматов. Палачи не ушли от ответа. Военно-полевой суд 108 гвардейской стрелковой Краснознамённой дивизии в январе 1944 года приговорил трёх полицейских - фашистских пособников – палачей концлагеря Мавродия, Шматова и Мостового к смертной казни через повешение. Приговор был приведён в исполнение, возмездие свершилось.
Научный сотрудник Мемориального музея П.Н.Ангелиной АВДЕЕВ И.И.
Категория: Культура | Просмотров: 118 | Рейтинг: 0.0/0

uCoz